Как на самом деле работает рекламный рынок

Как на самом деле работает рекламный рынок

Прямо и открыто про то, что в российской рекламе вряд ли в ближайшее время что-то изменится и не кормить пряниками не начнут.

Часто бывает так, что молодой и амбициозный человек в нашей стране рвется работать в рекламу, потому что это круто, много денег, много творчества, не выглядит слишком сложно, и даже если не будет кучки кокса прямо на рабочем столе, то будут другие интересные вещи.
И безоговорочно все, кто рисует себе работу в российской рекламе подобными жизнерадостными красками, в итоге разочаровываются, профессионально выгорают. Как и многие люди, которым так хотелось работать, менять индустрию и делать действительно хорошую рекламу, которая будет помогать клиентам и нравиться людям. Нам не раз уже говорили о том, что глаза гаснут, утро не задается с самого пробуждения, а клиентов и начальство хочется убивать. Мы попытались разобраться в главных причинах этого.

Что с нашей индустрией не так, и почему все так и останется — в этом материале AdMe.ru.

Большие бизнесы

Креатив крупным сетевым агентствам нужен не ради того, чтобы аудитории было приятно смотреть и понимать рекламу. Он нужен им строго в достижении одной цели и двух задач. Цель — фестивальные награды, задачи — почесать ЧСВ и повыше подняться в рейтинге креативности, на который, как это ни удивительно, действительно обращают внимание клиенты, как среднего размера, так и крупные.
Залог душевного равновесия сотрудников сетевого агентства — много крупных клиентов, по рукам и ногам связанных годовыми контрактами. Лучше, конечно, глобальными, чтобы вообще уже не надо было морочиться, откуда брать деньги — куда клиент денется с подводной-то лодки.
Но и контрактные клиенты уходят, а это уже повод для паники. Особенно, если клиент приносил в агентство приличный процент от оборота. Сокращение штата, сокращение бонусных выплат, усиленная работа по поиску нового контракта — логично, что все эти телодвижения по реанимированию родного агентства не прельщают, поэтому под клиента приходится бодро ложиться, всякий раз откладывая на потом планы по выведению индустрии в целом и себя лично на новый уровень.
Ругаться и жаловаться на то, что это так и никак иначе, совершенно бессмысленно. Все равно что летом ругаться и жаловаться на солнце, потому что от него жарко. Ничего не изменится, таково положение вещей, сложившееся в мировой экономике за последнее столетие. Это просто стоит иметь в виду: летом жарко, ночью темно, в рекламе рулят мегаклиенты с огромной вертикалью власти и недалекими менеджерами среднего звена на агентском конце этой вертикали. Нижнем, разумеется, конце.
Если это противно, то нужно избегать работы в крупных агентствах с крупными клиентскими портфелями, хотя там тоже не все так вкусно.

Маленьким — маленькое

В небольших независимых агентствах и бутиках нет монструозных и феерически нудных клиентов, но и денег там не завались. Если нет мало-мальски приличных годовых контрактов, то вопрос о том, каким образом платить зарплату сотрудникам и аренду владельцам офисного помещения, встает любимым орудием пытки Иоанна Васильевича. Сурово заточенным колом, нацеленным в место, кое не принято упоминать в приличном обществе.
Молодые маленькие агентства вынуждены браться за любую работу, порой в результате скрывать свое авторство получившегося безобразия, а заявлять о себе, делая рекламу pro bono для благотворительных организаций или желающих сэкономить клиентов.
Получается выплыть у единиц, о которых потом знает и уважительно (или с завистью) отзывается вся индустрия. Большая часть независимых агентств или тонет совсем, или тонет в своей «пищевой» сущности, позабыв об изначальных амбициях и устремлениях. Есть и еще один вариант — продаться сетке от безысходности, чтобы хоть как-то тылы прикрыть.
Это тоже закон природы, свойственный не только нашей рекламе. Не так давно одно из крутейших в мире диджитал-агентств AKQA (18 раз «Агентство года» на разных фестивалях) продалось холдингу WPP. И едва ли от хорошей жизни.

Бюрократия

В любом — большом или маленьком — агентстве огромную часть рабочего времени выедает бюрократия. В разной степени, конечно, но суть одна. Если ты не будешь учитывать и фиксировать каждый шаг, поминутно отчитываясь перед клиентом и начальством (статусы держат нас в тонусе), то факап неизбежен. И факап этот случится скорей всего не потому, что сотрудник плохой, а потому что клиент заявит «вы мне этого не говорили/не присылали». Поэтому приходится подстраховываться: вести длительные переписки по каждой фигне, писать тонны отчетов и таймшитов.
При этом иногда кажется, что англицизм «таймшит» содержит в себе вовсе не sheet, а именно shit. Потому что устаешь как скотина, приползаешь домой ближе к полуночи, делаешь по-быстрому омлет, ешь его прямо за компьютером и пишешь-пишешь-пишешь письма, которых за те полчаса, что ты ехал в метро, в рабочий ящик упало аж 23 штуки. И если вдуматься, то получается, что вкалывал целый день, но ничего значимого так и не сделал.

Профессиональное выгорание

Извините за невольный каламбур, но наша индустрия — как агентская, так и клиентская стороны — настолько еще непрофессиональны, что с неутешительным психологическим состоянием «профессиональное выгорание» многие рекламисты знакомятся задолго до того возраста, когда это становится приличным. Каждый из вас наверняка знает массу креативщиков, дизайнеров и стратегов с потухшими глазами и терпимостью даже к самому идиотскому комментарию клиента. «Что воля, что неволя — все одно». Самое ужасное, что такими вот сказочными Марьями-искусницами стало немало тех, кто еще несколько лет назад считался «гуру, лучшим и вообще».


Вот такой вот Уроборос. Российская рекламная индустрия не изменится, пока не изменится это, а это не изменится, пока не изменится российская (а где-то и мировая) рекламная индустрия.
Мы ни в коем случае не призываем сдаваться, переставать работать лапками и тонуть в молоке. Но это масло чертовски трудно сбивается. Работающие — крепитесь, мечтающие — готовьтесь.

Please follow and like us:

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *